Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Интервью

Охотники не убивают, а добывают

Охотники не убивают, а добывают
Фото фото автора
Председатель общественной организации «Союз охотников Псковской области» Владимир Сорокин считает, что необходимо внести поправки в закон «Об охоте», как это сделали в ряде других регионов.

— В последнее время населенные пункты нашей области атакуют серые хищники. Особенно много жалоб из Себежского, Пыталовского, Гдовского, Псковского, Стругокрасненского, Дновского, Островского районов. В Середке, якобы, волк зашел на детскую площадку. С чем это связано? Почему мы не можем справиться с хищниками?

— Давайте разберемся по порядку. Раньше с волками боролись с помощью ядов: стрихнина, цианидов. А теперь стали оглядываться на западные веяния– на мнение «зелёных», которые считают, что этого делать нельзя. Но разве мы можем равняться на запад, где весь лес вычищен едва ли не граблями? Территория одной Псковской области – почти такая же, как вся Прибалтика. А географическое положение такое, что ни обрезать, ни обложить, ни проехать. Дорог нет! Если в советское время это все делалось, то сейчас никому ничего не надо, биотехничемские мероприятия никто не проводит

— «Зелёные» считают, что травить волков не гуманно?

— Давайте посчитаем, какой ущерб наносят волки сельскому хозяйству. А когда человеческие жертвы пойдут, о какой гуманности будем говорить?

— В Серёдке, где волк зашел на детскую площадку, охотник выстрелил в него. За это, то есть, за стрельбу в населенном пункте, был составлен протокол. Закон же ограничивает права охотника…

— Любые законы нас в чем-то ограничивают, главное, чтобы это сделано было разумно и на что-то направлено.

— Говорят, одной особи волка надо 90 кг мяса…

— Да! А представьте стаю в 10-12 голов! Раз мы говорим, что их негуманно травить, тогда и стрелять негуманно! Знаете, как режет ухо, когда возвращаясь с охоты, спрашивают: «Ну, убили кого-нибудь?». Мы же не кружок киллеров, охотники не убивают, а добывают. И охотник – это не мужик с выпученными глазами, который бегает по лесу с целью кого-то убить. На том же Западе лося стреляют больше, чем по России. Охотничья этика гласит: если ты добыл зверя, должен иметь к нему уважение. Нет, сфотографируйся с трофеем, если так хочется, но не бравируй. Это надо и молодым охотникам прививать. Причем делать это в коллективе. А мы не можем провести перепись охотничьих коллективов, так как у нас нет такого понятия в федеральном законе. Отсюда и проблемы, когда к «зеленым» прислушиваются, а к нам – нет. К нам вообще какое-то негативное отношение в обществе. А вы вспомните 90-е годы, когда собак породы доберманов, догов выкидывали на улицы, когда людям было нечего есть. И «зеленые» почему-то забыли, как эти псы собирались в стаи, особенно рядом с бывшими предприятиями по переработке, представляя реальную угрозу, нередки были нападения на людей. Как с ними бороться? Обращались к охотникам, те развешивали объявления, чтобы всех своих собак такого-то числа сажали на цепь. А теперь охотник — садисты-живодёры? Теперь давайте всех хищников защищать?

— Вашу организацию, охотуправление, куда только не кидало, как только ее не оптимизировали…

— Именно! То экологии принадлежали, то сельскому хозяйству, то Минприроды. Два года там, три — там…Старое всё развалили, а когда дают руль, а что с ним делать, никто не знает.

— Теперь отдел охоты при комитете природопользования…

— Причем, замечу, что в советские времена не было частных хозяйств, все угодья были закреплены за общественными организациями. Во главе стояло общество охотников и рыболовов. А в каждом районе — филиал. И было все организовано: за счет членских взносов проводили все мероприятия по сохранению и восстановлению. Сейчас же единый билет выдают всем кому не лень. И ничего платить не надо. А угодья… есть даже такие районы, где вообще нет угодий местного пользования, всё в руках частников, которые в свои клубы закрытые никого не пускают. Как не пускают? Устанавливают заградительную цену: хотите зайчика или утку, платите 25 тыс. рублей.

— Итак, Закон 209 ФЗ «Об охоте». Что не так? Что надо менять?

— Посмотрим 33 статью – «Передача отдельных полномочий органам исполнительной власти субъектов РФ», ее первый пункт – «Разработка и осуществление сохранения и использования охотничьих ресурсов». Вот здесь частник сам разработает и осуществит: и посеет и пожнет. А в угодьях общего пользования — мы используем только их охотничьи ресурсы — ничего, никакой деятельности на сохранение этого осуществить не можем. Финансов нет!

— Что в этом случае должен делать орган исполнительной власти?

— Разработать порядок, который всех бы устраивал. Чтобы стимулировать охотника, дать ему возможности проводить мероприятия, направленные на увеличении численности популяций зверей. Не зря под этот пункт и разрабатываются методические рекомендации, где подсказывают субъектам, как это сделать. Вологда, Карелия уже отреагировали. А мы сидим! Я с этим законом два года назад пришел в профильный комитет.

— Итак, что вы предлагаете?

— Изначально хотим изменить «процентовку». 50 процентов предлагаю отдать участникам зимнего учетного маршрута, а 40 – тем, кто участвует в мероприятиях по регулируемости численности волка: добывшим трех и более волков, участвующим в мероприятиях по сохранению и увеличению численности биоресурсов. Это будет способствовать объединен6и. охотников в коллективы. И давать бонус – включать их в список 40 процентов на добычу копытных и медведя.

Принятие этих поправок будет стимулировать охотников на регулирование численности волка, проще говоря, они будут заниматься этим хищником. Кроме того, будет возможность стимулировать охотников на мероприятия по сохранению и воспроизводству, и вступать в объединения и коллективы. Потому что одному охотнику не потянуть бремя финансово и физически. И поля ему надо засеять и дорогу пропилить — один человек сделать это не в состоянии.

— Что сейчас? Почему охотники не рвутся на добычу волка?

— Охота на волка очень затратная, чтобы его обрезать, контролировать, надо технику содержать, сколько бензина потратить на квадроциклы , снегоходы. Плюс утилизация — 50 руб. за кг (средняя особь весит 40 кг). Вознаграждение за хищника – 10 тыс. руб. Из них 13 процентов надо отдать государству в качестве налога и примерно 2 тысячи – заплатить за утилизацию. Останется 6700. И при этом у охотников нет возможности в «процентовке» поучаствовать.

Поймите, охотнику не мясо важно. Этот промысел – коллективизм, общение, образ жизни. Все понимают, что это не магазин. Удачная охота – хорошо, неудачная – никто в истерике биться не будет. Главное, люди пообщались, подышали свежим воздухом.

Еще в первобытные времена проще было охотиться коллективом и выживать благодаря охоте. А сейчас охотник – зло. Только никто не считает, сколько зерна надо кабану зимой, чтобы выживать. Тонна зерна стоит 12-13 тыс. руб. Некоторые хозяйства покупают по 30-40 тонн за зиму. Люди в угодья общего пользования для дикого зверя вывозят зерно, картошку, кукурузу — сколько это затрат, сил, средств. Это настоящая ферма на выпасе, только с разницей в том, что работников свинокомплексов и ферм живодёрами не считают. У тамошних коровок и поросят нет альтернативы, только мясокомбинат. А мы диких зверей кормим, лелеем, охраняем, от волков пытаемся оберегать, а потом ещё бегаем за ними. И у них есть шансы 50 на 50 оставить нас с носом. Давайте проще сделаем, кто захочет котлету, того привезем на мясокомбинат и пусть бегает за выпущенной свинкой. А потом ее взвесим и посчитаем, сколько на нее было затрачено.

— Так теперь слово за депутатами?

— Субъект должен разработать порядок распределения разрешений. Так разработать, чтобы было рациональное использование и сохранение охотничьих ресурсов, и учитывать потребности коллективов охотников и именно местных. Например, в Плюсском районе из 260 заявлений только 70 от наших, местных. Остальные – питерские. Они приехали, выбили и уехали. Они же не у себя дома, никакие мероприятия не проводят. Тогда пусть хотя бы финансово участвуют. И всё это должно быть подкреплено законом.

Яндекс.Метрика