Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Улан-Удэ
Иркутск
Томск
Омск
Чита
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Интервью

«Обычные люди, у которых впереди – 15-20 лет лишения свободы»

«Обычные люди, у которых впереди – 15-20 лет лишения свободы»
Географическое положение Псковской области можно назвать уникальным. По соседству – мегаполисы Санкт-Петербург и Москва, совсем рядом проходят границы сразу с тремя государствами – Белоруссией, Латвией и Эстонией (например, та же Эстония начинается уже в 60 км от Пскова). В этом есть и плюсы, и минусы. Так, местные правоохранители уже не первый год борются с наркотрафиком, который транзитом идет через Псковскую область, и громят нарколаборатории в заброшенных деревнях. О подробностях этой работы и о том, какова ситуация с незаконным распространением запрещенных препаратов в регионе в целом, мы попросили рассказать начальника Управления по контролю за оборотом наркотиков УМВД России по Псковской области Сергея Титова.

— Сергей Леонидович, наш регион сложно назвать экономически процветающим. Поэтому, наверно, потребителей наркотиков у нас меньше, чем у более богатых соседей?

— Да, у нас в этом смысле более благоприятная обстановка не только, если сравнивать с Санкт-Петербургом, но и по показателям по Северо-Западу в целом. По таким, например, как количество смертей от передозировки, количество граждан, стоящих на учете у нарколога, в том числе несовершеннолетних. Могу сказать, что их в разы меньше, чем в среднем по Северо-Западу. Но проблема остается, в том числе и в том, что касается подростков и молодых людей.

— Они стали больше «употреблять»?

— С августа прошлого года мы столкнулись с тем, что около 60-70% фактов сбыта наркотиков происходили бесконтактным способом – через интернет. И нам пришлось срочно перестраивать свою работу, чтобы бороться с новой опасностью. Раньше сбытом наркотиков занимались целыми семьями и кланами, и оперативники знали членов этих кланов, что называется, в лицо. Кого-то сажали, кто-то умирал, но уже их дети продолжали «семейный бизнес». А буквально за последний год категория граждан, занимающихся сбытом наркотиков, резко изменилась. И произошло это из-за перехода на бесконтактный сбыт.

— Как он происходит?

— В интернете есть магазины, на странички которых можно попасть через электронные мессенджеры. Там человек выбирает нужный ему город, вид наркотика, дозу и перечисляет продавцу деньги. Ну а тот посылает сообщение, в каком месте и когда искать «закладку». Такой вид сбыта более выгоден и безопасен для организаторов. Кстати, все они проживают за пределами Псковской области, в основном – на Украине. Ну а самих «закладчиков» вербуют уже у нас, из местной молодежи.

— Насколько широко уже распространилась такая схема?

— С августа 2017 года такие факты фиксировались в Пскове, Великих Луках, Опочке, Острове. Сначала было непривычно работать с такими сбытчиками, но мы довольно быстро научились анализировать счета, отслеживать движение денег по ним, чтобы обнаружить конец преступной цепочки. И уже в начале января этого года задержали первую группу из четырех человек, сбывавших наркотики оптом и в розницу бесконтактным способом.

— Кто эти люди?

— Это жители Псковской области в возрасте до 25 лет, ранее не судимые и даже не привлекавшиеся к административной ответственности, студенты вуза. Знаете, за 26 лет работы в правоохранительных органах я больше привык иметь дело с убийцами, насильниками, грабителями. А эти молодые ребята, как мне показалось, даже не осознали до конца, что занимались продажей наркотиков. Мол, ну попросили меня о небольшой услуге – положи пакетик сюда, забери оттуда. А бизнес это очень прибыльный, и человек быстро привыкает к большим и легким деньгам.

— Насколько прибыльный, если не секрет?

— Согласитесь, что для обычного студента 50 тысяч рублей в неделю – хорошая прибавка к стипендии. Вот только долго они в этом бизнесе не задерживаются. Все, кого мы поймали в этом году на бесконтактном сбыте, занимались им не больше 2-3 месяцев – этого времени нам хватало, чтобы установить их и задержать.

— А многих поймали?

— Тогда же, в январе, мы «взяли» еще одну группу. А так как все они затаривались в одном интернет-магазине, члены обеих групп проходят сейчас по одному делу, возбужденному по 210-й статье УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нем»). А это очень жесткая статья, предусматривающая до 20 лет лишения свободы. Могу сказать, что в Псковской области не возбуждали по ней дела с 2014 года. Но тогда речь шла о грабежах, разбоях, рэкете. А здесь – совсем молодые, ранее не замеченные ни в чем плохом ребята. Сейчас в деле фигурирует 21 человек, 19 из них арестованы. Думаю, что лет по 15 могут получить.

— Вам их жалко?

— Расскажу вам про одну молодую девочку, одну из фигуранток этого уголовного дела. Ее обязанностью было фасовать дозы по пакетикам. Хорошая, старательная девочка, даже рабочий дневник вела, куда все тщательно записывала: 20 штук такого-то спайса по 0,3 грамма, 10 штук такого-то – по 0,6 и т.п. Ну просто как рецепты пирогов в кулинарную книгу. Этот дневник, кстати, мы у нее потом изъяли. И ты не чувствуешь на допросе, что перед тобой преступник, а она сидит и чистосердечно, как на духу, все подробно рассказывает – как фасовала, как раскладывала. Ты видишь, что перед тобой обычный человек, который «крупно попал», и впереди у него – 15-20 лет лишения свободы. Так что да, у меня есть к ним чувство сострадания. Да и вообще, я больше привык иметь дело с закоренелыми преступниками.

— Не раз звучала информация, что через Псковскую область активно идет наркотрафик. Что это за вещества, откуда их перемещают и куда?

— В частности, через наш регион идет марокканский гашиш. Его везут через Испанию, Польшу, прибалтийские страны в Санкт-Петербург и реже – в Москву (просто потому что она дальше). Судя по изымаемым на границе партиям, объемы большие. Были изъятия и по 100, и по 200 кг, в том числе и уже в этом году. А в 2016 году у гражданина Литвы обнаружили в автомобиле 380 кг гашиша.

— Близость того же Петербурга еще каким-то образом сказывается на криминогенной обстановке?

— Да, так как в Псковской области много заброшенных деревенских домов, то наркоторговцы из северной столицы порой устраивают там нарколаборатории. Чаще всего – в районах, граничащих с Ленинградской областью. Таких как Стругокрасненский, Плюсский. В августе этого года мы «накрыли» такую лабораторию в одной из стругокрасненских деревень и задержали при этом пятерых студентов из Петербурга, которые изготовили там 10,5 кг амфетамина.

— Это много?

— Очень много. Всего с начала года за 8 месяцев было изъято по всей России 228 кг этого психотропного вещества. При этом больше 100 кг – в Москве, 90 кг – в Петербурге, и больше 10 кг – в маленькой Псковской области. У нас тогда третье место по России оказалось по изъятым объемам.

— Что еще беспокоит начальника регионального Управления по контролю за оборотом наркотиков?

— Распространение солей и спайсов. Раньше их изготавливали в Китае, но он далеко, и везти эти вещества в Псковскую область было не слишком выгодно. К тому же, и государство стало решать проблему и запретило их продажу. Но есть информация, что сейчас их изготавливают на Украине и контрабандой ввозят к нам, но не напрямую, а через Петербург и Москву. Эти вещества опасны тем, что вызывают быстрое привыкание, доза вскоре тоже требуется все больше и больше. А без нее у потребителя возникает мощная депрессия. В одном из регионов был даже всплеск суицидов среди молодежи на этой почве. У нас, слава богу, до такого не дошло.

Яндекс.Метрика