Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Интервью

Дискриминация и исчезновение языков: латгалец о взаимоотношениях русских и латышей

Дискриминация и исчезновение языков: латгалец о взаимоотношениях русских и латышей
Фото фото автора
Владимир Педанс – коренной латгалец, родом из Латвии. Но всей душой любит Россию, свою вторую родину. Здесь он нашел будущую жену, и всю жизнь пытается бороться за сохранение своего языка, а в свете события последних лет – за сохранение русского. В интервью он рассказал, что думает о политике своей страны, свободе слова, а также о дискриминации нацменьшинств.

— Владимир Адамович, расскажите, где вы родились?

— Я родом из Латвии, Лудзинского района, в 1952 после окончания училища уехал жить в Ригу. Поступил учиться на юридический в университет. Потом начал работать в должности простого столяра, а потом уже стал руководителем мебельного предприятия. В данный момент я уже на пенсии, живу в Лудзе. Но журналистика привлекала меня всю жизнь. Я писал в местные газеты, когда жил в России.

— Я знаю, что вы служили в Псковском военном гарнизоне? Как так получилось, вы же родом из Латвии?

— Россия — это моя вторая родина, ведь мы были объединены при Советском Союзе. Моя жена русская, родом из Пскова. В этом я повторил судьбу отца, который тоже женился на русской девушке. Там же, в гарнизоне, я начал писать в окружную газету «На страже Родины». Меня всегда привлекала журналистика, в особенности, вопросы нацменьшинств.

— Вы почти всю жизнь боретесь за сохранение языка в Латвии – сначала латгальского, а теперь еще и русского, не раз писали об этом во многих латышских и российских изданиях. Какая же существует проблема?

— Моя родной язык – латгальский. В настоящее время его носителями признаются 150 тысяч человек, преимущественно в Латгалии. Однако их число резко падает из-за миграции населения в крупные города. Кроме того, государство тоже не поддерживает его возрождение, никто не стремится его изучать из-за низкого престижа. Этот язык сейчас подвержен ассимиляции со стороны русского, латышского языков.

Сейчас его как официального языка не существует. Он считается разновидностью латышского языка, его диалектом. До 9 лет я говорил только на нем. Конечно, я ратую за то, чтобы язык возродили, но сейчас он исчезает.

Сейчас латгальский изучают в нескольких высших учебных учреждениях. Некоторые считают, что развитие этого языка и латгальцев как национальности поставило бы под угрозу преобладание латышского языка и народа, так как латыши в Латвии составляют более 50% населения.

— Неужели и русский язык запрещают по той же причине?

— Не знаю. Я очень люблю Россию. Приезжаю сюда и чувствую себя, как дома, мне все знакомо. И тем более обидно, когда иностранные журналы и газеты о России, но в нашем мире необходимо понимать, далеко не вся информация объективна. Нужно анализировать, искать важное и отсеивать откровенно лживую информацию. Видимо Россия для Латвии и других стран стала окрашена в негативный оттенок. Власти хотят избавиться от всего, что с ней связано, в том числе от языка. Что довольно глупо, когда почти все население на нем говорит.

-Сейчас во всем мире неоднозначная политическая обстановка. Есть в Латвии русофобия?

— Обстановка, конечно, сложная.

— Какие, на ваш взгляд, существуют главные проблемы во взаимоотношениях между Россией и Латвией?

— Сейчас существует две наиболее острых проблемы в стране. Первая – это сложности получить гражданство. У моего сына супруга из России. Отлично разговаривает на латышском языке, грамотно пишет. Но получить гражданство так и не смогла, говорит, это сделать очень трудно.

— Почему такие сложности?

— В девяностых годах Эстония и Латвия решила, что русское население, включая русских детей, которые перебрались в Прибалтийские страны во время Советов, автоматически не получат гражданство Латвии. Когда пришли другие люди к власти, несколько лет назад, разделение русских и латышей можно было ощутить сразу. Появилось ощущение того, что больше не было единого народа, все разделилось.

Они должны соответствовать определенным требованиям, пройти тест по языку и истории, и сдать тест на гражданство.

Из 500 тысяч этнических русских, которые сейчас проживают на территории Латвии, более чем у 50% — «серые» паспорта, то есть они — неграждане. И для них очень сложно доказать, что они достойны быть гражданами Латвии.

На них не распространяется свобода передвижения в пределах Евросоюза, их ограничили в праве голоса. Им труднее путешествовать, учиться и работать за границей. Вся эта ситуация в стране выглядит абсурдной, поскольку, повторюсь, здесь живет много русских и русскоговорящих. Мы должны быть единым народом. А нас разделяют против нашей же воли.

— Вы говорили, что проблем две. Какая же еще?

— Вторая проблема – тот же запрет русского языка. В настоящее время руководство хочет добиться запрета русского языка, но это абсолютный абсурд. Следует учесть, что около  90% населения разговаривает на русском. Одной из задач местных политиков стала снизить роль и значение русского языка. Под запрет попали фильмы на русском и многое другое. Но в Риге примерно 50% русских людей. И все мои друзья, среди которых есть коренные латыши, не желают, чтобы в Латвии оставался лишь латышский язык. Они очень тепло относятся к России, поэтому непонятна политика власти тем более.

— Показательно и то, что в 2012 году прошел референдум по поправкам к Конституции относительно русского языка, и было много тех, кто голосовал за его сохранение.

— Да, более 200 тысяч человек отдали свои голоса за придание языку статуса второго государственного. А в Лудзе 85% населения проголосовало за русский язык. Разве  ни о чем это не говорит? По моему мнению, нынешняя национальная политика в Латвии преступна в отношении национальных меньшинств, а власть говорит об обратном.

— Недавно в Пскове прошел Первый международный Медиафорум, на котором вы были в качестве гостя. Там были эксперты из шести стран мира. На ваш взгляд, подобные мероприятия способствуют объединению нескольких стран  — Латвии,Эстонии или Литвы?

— Способствуют, конечно. Латыши и эстонцы с удовольствием приезжают в Псковскую область, и продолжат приезжать сюда и в дальнейшем.

Глава Хакасии назвал скандал с премией своей подруге «раздутым из ничего». Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика